fbpx

ИСТОРИЯ

Эмблема Федерального журнала СЕНАТОР

История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего. Правители, Законодатели действуют по указаниям Истории и смотрят на её листы, как мореплаватели на чертежи морей.
Мудрость человеческая имеет нужду в опытах, а жизнь кратковременна. Должно знать, как искони мятежные страсти волновали гражданское общество
и какими способами благотворная власть ума обуздывала их бурное стремление, чтобы учредить порядок, согласить выгоды людей
и даровать им возможное на земле счастие…
(Николай Карамзин)

Карусель


СОВМЕСТНЫЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ
ФОНДА «МАРШАЛЫ ПОБЕДЫ» И ЖУРНАЛА «СЕНАТОР»

С начала марта 2020 года в Москве действует Оргкомитет юбилейных мероприятий «Маршал Василевский и его вклад в Победу», приуроченных к 125-летию со дня рождения Маршала Советского Союза А.М. Василевского. Он создан по инициативе Федерального журнала «Сенатор» во главе с экс-генеральным прокурором СССР и Председателем Правления фонда «Маршалы Победы», ветераном Великой Отечественной войны А.Я. Сухаревым. В настоящее время в нём представлены известные государственные и общественные деятели России и других стран.
Маршал Советского Союза А.М. ВасилевскийФедеральный журнал «Сенатор» и фонд «Маршалы Победы» уже много лет в честь юбилеев Победы в Великой Отечественной войне проводят Международный творческий конкурс писателей и журналистов «Вечная Память». За прошедшие годы в рамках трёх состоявшихся конкурсов приняло участие более 22 тыс. авторов из 45 стран мира; поступило огромное количество художественных и документальных произведений, как от участников войны, так и от тружеников тыла.
Конкурс «Вечная Память» открыл много новых героических имён и ранее неизвестных фактов о войне. Вместе с тем он обнажил и ряд несправедливостей, допущенных по отношению к некоторым известным участникам войны. Один из них — выдающийся полководец, Маршал Советского Союза А.М. Василевский. За прошедшие десятилетия после его смерти ни разу не были отмечены юбилейные даты рождения маршала, даже 100-летие в 1995-м и 110-летие в 2005 годах. До сих пор нет памятных досок — ни на здании Генерального штаба, ни на здании Министерства обороны, которые он возглавлял.
А.М. Василевский — дважды Герой Советского Союза, дважды кавалер ордена «Победа», видный государственный и военный деятель, один из величайших полководцев нашей Победы во Второй мировой войне. В годы войны он был начальником Генерального штаба, автором и разработчиком почти всех стратегических операций Великой Отечественной войны. По сути, он сыграл главную роль в разработке и реализации таких основных победных операций, как «Уран», «Сатурн» и «Кольцо» — в Сталинградской битве, по освобождению Крыма и Одессы, форсированию Днепра, операции «Багратион» по освобождению Белоруссии, Восточно-Прусской операции и ряда других, принёсших нашему народу победу над врагом. А в конце войны Маршал А.М. Василевский, в качестве Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке, молниеносным разгромом Квантунской армии вынудил Японию к безоговорочной капитуляции и вернул Советскому Союзу исконно русские земли — Южный Сахалин и Курильские острова. Это стало блистательной победной точкой во Второй мировой войне.
А.М. Василевский вошёл в историю Великой Отечественной войны как полководец, который не проиграл ни одной битвы, а как начальник Генерального штаба Красной Армии уверенно выдержал соревнование с германским генштабом, поставив его в тень русской славы. В послевоенные годы он был Министром обороны СССР, стоял у истоков ветеранского движения, стал первым председателем Советского Комитета ветеранов войны.
Границу современной России определяют именно те географические линии, которые стали результатом блестящих побед маршала Василевского: на западе России — Калининградская область, на востоке — Сахалин и Курильские острова, а на юге европейской части нашей страны — Крымский полуостров.

ДЕЛО БУХАРИНА ЗАВЕРШИЛ ЕЛЬЦИН?

Александр Росляков, журналист (Москва).История этого издания слегка напоминает детектив. Бухаринский процесс был открытым, в том числе и для западной прессы; частично его материалы печатались и в нашей. Но дело до того объёмное, сложное (обвиняемых по нему — 21 человек), что доныне для широкой публики оно — белое пятно. Хотя и получила наибольшее хождение гипотеза, что процесс был сфабрикован, и комиссия Яковлева всех осужденных по нему, за исключением Ягоды, оправдала ещё в 1989 году. Но на основании чего — этого опять же не узнал никто.
А в 38-м, после завершения суда приговором 18-и центральных «сопроцессников» к расстрелу, его стенограмма была размножена и разослана по управлениям НКВД страны для ознакомления. Однако затем наши секретоманы издали циркуляр: вернуть все номерные экземпляры в центр, а в отдалённых точках уничтожить.
Но нашёлся храбрец, который сохранил свой экземпляр — и уже на старости поведал о своём поступке внуку. Дескать, предвидя, что наша перемётная история со временем все оболжёт, он так решил сберечь всю правду для потомков. И завещал: если возникнет шанс, опубликовать этот предельно откровенный документ эпохи, что и сделал уже в наше время внук. Но доверяя Алиханову это издание, расходы по которому взял на себя, просил до выхода в свет тиража о нем помалкивать. В результате всех этих предосторожностей книга и вышла под таким не говорящим лишнего названием — чтобы заранее не засветиться, где не надо.
Теперь о ней самой. Уже её объёмистость и стенографическая точность, сохранившая даже манеры речи участников процесса, дают читателю возможность почувствовать его подлинную атмосферу. И, сличая массы показаний, аргументов, попытаться, заняв место беспристрастного судьи, решить, что правда, а что — нет.
Председательствующий на процессе — председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР армвоенюрист Василий Ульрих. Гособвинитель — прокурор СССР Андрей Вышинский. Среди подсудимых высшие государственные и партийные деятели: Бухарин, Рыков, Ягода, Крестинский, Икрамов и другие. Обвиняются они в том, что «составили заговорщическую группу «правотроцкистский блок», поставившую своей целью шпионаж, вредительство, диверсии, подрыв военной мощи СССР и отрыв от него Украины, Белоруссии, Среднеазиатских республик, Грузии, Армении, Азербайджана и свержение существующего государственного строя…» То есть чуть не буквально в том, что совершилось 55 лет спустя — и это, конечно, вызывает к книге самый живой интерес.

СТОЛИЦА РУССКОГО СЕВЕРА

Владимир Николаевич Булатов, доктор исторических наук, профессор, ректор Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова.В летописи так рассказывается об истории возникновения города на Белом море: «В лето 7092-е (1584) приехали с Москвы воеводы Пётр Афанасьевич Нащокин да Залешанин Никифоров Волохов и Архангельский город деревянной поставили одним годом на Пурнаволоке над Двиной рекою за тридцать вёрст от устья тоя Двины реки. А поставили город круг Архангельского монастыря и съехали к Москве».
Молодая столица Севера сначала называлась Новым Холмогорским городом, или Новохолмогорами. Город-порт возник на месте Михайло-Архангельского монастыря, поэтому беломорская столица считала своим небесным покровителем архангела Михаила, и вскоре за ней закрепилось лаконичное, могучее и величественное название — Архангельск.
Первыми жителями Архангельского города, кроме монахов, были ратные люди — стрельцы. Как образно замечает первый архангельский историк В.В. Крестинин, «ибо новостроенна» крепость без гарнизона праздного не оставляется и на короткое время». Затем к новому городу были переселены деревенские пахотные люди, купцы и ремесленники из Холмогор и других окрестных деревень.
Это были особые люди. Дух вольности и товарищества, просвещения и свободомыслия издавна витал в Поморье. Суровая северная природа и огромные пространства сформировали особые поморские черты характера, предопределили необычный путь Архангельска и Русского Севера в целом. Жизнь на берегах студёного моря ковала личности сильные, мужественные и трудолюбивые. Потомки вольных новгородских ушкуйников, «лихих людей», крестьян и ремесленников, бежавших на Север от боярских батогов и крепостного ошейника, предприимчивые и бесстрашные, они творили всем миром свой устав жизни, приноравливаясь к особым условиям края с его скудной на урожай «землицей» и богатыми пушниной и дичью лесами, с его изобилующими деликатесной красной и белой «рыбицей» водоёмами, с его долгой студёной зимой и коротким, но светоносным летом.
И закипела торговая жизнь на двинских берегах. Достаточно сказать, что только оборот Архангельской ярмарки доходил до 3 миллионов рублей. Напомним, что к началу XVII века население России не превышало 12 миллионов человек, а весь государственный доход в 1724 году исчислялся в 8 миллионов рублей. Кроме средств, получаемых от ярмарки, были ещё многочисленные налоги, сборы и другие финансовые поступления, собираемые с богатого черносошного населения Поморья.

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

Аркадий ПервенцевЯ знал, что силы, напавшие на нашу Родину, были неизмеримо высоки и сокрушительны, что ничего стыдного не было в том, что наши армии отходили, — но надо было сказать об этом сильным и правдивым голосом. Не могли же мы бороться победоносно против всей Европы, объединённой под утилитарным и разумно-военным руководством Германии.
Короче говоря, всем этим философским вопросам время после войны. Тогда разберёмся и побеседуем. Но сейчас... Союз требовал эвакуации, так якобы распорядился Сталин. Оставаться в Москве — нарушить указание высшего нашего руководства, которому мы обязаны были подчиняться. Если Родина не нашла нужным бросить на войну такие-то кадры писателей — очевидно, она надеется, что их мозг понадобится для другого.
Москва уплывала из-под ног моих, как палуба отходящего от берега корабля. Я ходил по улицам настороженной столицы, вдыхал ее прогорклый осенний запах и знал, что скоро настанет минута расставания...
Снова стреляли. По улицам от фронта двигалась тяжёлая артиллерия. Везли огромные орудия. Прислуга, в касках, с коркой земли на лицах, отходила, вероятно, на другие позиции. Я взял пикап и поехал на дачу. В глинистых окопах под промозглым дождём лежали люди в черных обмотках и тяжёлых ботинках. Люди были вооружены трёхлинейными винтовками, обращёнными в сторону Минска, на головах их были пилотки. Некоторые отвернули пилотки и подняли воротники шинелей. Только у контрольно-пропускного пункта я видел автоматическое оружие и полуавтоматические винтовки.

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

Аркадий Первенцев14 СЕНТЯБРЯ 1941 г. Факт. Под Ельней сыграло большую роль новое оружие Костикова. «РС» уничтожило немцев как огненным смерчем. Монтированные на грузовики, применяя тактику подвижной огневой точки, «гитары» смели с лица земли передний и последующий края обороны. Сейчас нужно много «РС» и скорее, пока немцы не похитили его секрет.
Факт. В Одессе одели в матросскую форму озверелых граждан Одессы и бросили их в бой. Прославленная форма черноморцев влила ещё больше отваги в сердца защитников города, и румыны были совершенно в панике. Матросы идут в атаки, и матросов много.

17 СЕНТЯБРЯ 1941 г. Сегодня двухлетие освобождения наших братьев-белорусов и украинцев. Сегодня наши братья снова закабалены. Сданы Украина, почти вполовину, вся Белоруссия, Молдавия, Бессарабия, Литва, Латвия, Эстония, часть РСФСР. Немцы перешли Днепр у Кременчуга и, вероятно, стремительно катятся на Полтаву. Полтавский бой вряд ли грянет. Настоящий отец отечества Пётр Великий лежит под мраморным саркофагом в Петропавловской крепости. Он умер в зените славы созданного им Отечества. Сегодня его великие останки осаждают немцы. Германская армия в Гатчине. Германская армия подходит к Полтаве. Разрушены и взяты Чернигов и Смоленск. Взят Новгород. Взят Екатеринослав. Взята Нарва. Пали гордый Измаил и Николаев. Пали города, которые помнили славу Суворова, Кутузова, Петра Великого и прочих славных орлов России.
«Мы не боимся угроз со стороны агрессоров и готовы ответить двойным ударом на удар поджигателей войны, пытающихся нарушить неприкосновенность советских границ. Такова внешняя политика Советского Союза». (Бурные, продолжительные аплодисменты.) Сталин, 10 марта 1939 года, вечером на XVIII съезде ВКП(б).

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

Аркадий Первенцев17 АВГУСТА 1941 г. Сегодня первый публичный спектакль. Смотрит Военная академия им. Фрунзе, ПУР и красноармейцы. Немного волнуюсь. Вижу много еще непорядков. По-прежнему уныло плох художник Шифрин, по-прежнему Дрозд8 несовременен и глуп, по-прежнему ходит тюфяк Насонов9, играющий Трояна, командира королевской эскадрильи.
После первого акта хотелось позорно тикать. Даже Васильев, играющий Привалова, вышел похожий на джек-лондоновского героя, способного к убийству и пистолетной дуэли. Второй акт... от сердца отлегло. Вытащили средние актёры. Опять вытаскивают не генералы, а незаметные, серые герои. Такова ирония судьбы России. Такова особенность нашего сопротивления, русского сопротивления чужой бесподобной организации.
ПУРу спектакль понравился. Поздравляли. Выходили, кланялись на сцену. Целовался с Поповым. С Пильдоном почему-то не поцеловался. Поцелуюсь, когда подтянут Муратова и выгонят этого дурака, играющего Трояна. Говорил с Мариной Расковой. Она разговаривала со скромной улыбкой знаменитости. Рядом с ней сидел небольшого роста человек, вероятно муж, назвавшийся Макаровым. Раскова сделала совершенно справедливые и точные замечания. Вероятно, женщина не глупая. Была одета она в скромное пёстрое платье, туфли с носками, прямой пробор темно-каштановых волос. Выпили пива, разошлись. Рука в пожатии у Расковой твёрдая, сухая, мужественная. Такая же рука у Ванды Василевской. У той только немного пошире кость...

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

От редакции. Есть тайны прошлого, известные не многим людям. Есть истории, которые не любят вспоминать. Судьба Москвы в 1941 году решилась в октябре, когда немцы могли взять город «голыми руками», а 16 октября 1941 г. стал днём позора. Об этом лучше всего сказано в дневниковых записях писателя Аркадия Первенцева, но прежде чем перейти к этим отрывкам из «дневника писателя», подготовленного к публикации его сыном Владимиром Первенцевым, мы решили дать к ним эпиграфом слова другого известного писателя-публициста, учёного-историка Вильяма Похлёбкина: «Одно из моих кредо — жизненных, общественно-политических, культурных — состоит в том, что нельзя игнорировать историческое прошлое — как в общечеловеческом мировом масштабе, так в национальном. Иначе история неизбежно будет мстить за себя — невеждам, самодурам и выскочкам, забывшим, что мир существовал задолго до их появления на свет». И.В. Сталин Эти слова ярче всяких исследований иллюстрируют и, объясняя, характеризуют общественно-политическую жизнь России в 90-х годах, когда для многих нынешних грамотеев и безграмотных сложилось отношение к историческому прошлому России. Но история — точнее, чем математическая наука, её надо знать не наверняка, рассуждая об исторических фактах поверхностно, на уровне кухонных рассуждений. Только зная истину исторического прошлого можно принять правильные решения и построить желанное будущее!

900 ДНЕЙ И НОЧЕЙ: «ГОВОРИТ ЛЕНИНГРАД…»

Чем оно было для нас, жителей осаждённого врагом города, в годы минувшей войны? Да, пожалуй, одним из самых главных помощников жизни, близким другом, символом того, что Ленинград живёт, борется, воюет... Говорит Ленинград...

900 ДНЕЙ И НОЧЕЙ: «ГОВОРИТ ЛЕНИНГРАД…»

Говорит Ленинград...Общее собрание коммунистов Дирекции радиосвязи и радиовещания, состоявшееся в эти дни, выслушав сообщение секретаря парторганизации К.В. Соловьёвой о создающемся в Ленинграде народном ополчении, приняло решение о зачислении всех коммунистов в ряды ополченцев. Коммунисты все как один тут же на собрании подали заявления с просьбой отправить их на фронт. Этот патриотический порыв был понятен. Однако кто-то должен был остаться на радиостанции, ведь ни город, ни фронт не могли лишиться радиовещания и радиосвязи. Часть наших товарищей ушла в Действующую армию и ополчение, на радио была оставлена группа специалистов. Мы получили бронь, но нам, молодым здоровым мужчинам, было стыдно ходить по городу в штатской одежде. В то время таких, как мы, встречалось на улицах все меньше и меньше, город заполнили военные.

900 ДНЕЙ И НОЧЕЙ: «ГОВОРИТ ЛЕНИНГРАД…»

Говорит Ленинград...Финский радиослушатель, настроившись на свою радиостанцию, таким образом, оказывался настроенным и на нашу станцию «РВ-53». Наша контрпропаганда получала мощное техническое оружие, которое мастерски использовал известный финский журналист и поэт-антифашист Армас Эйкия. В студии Радиокомитета он слушал радиопередачу «Лахти» и в коротких паузах перед началом и в конце передачи подавал злободневные реплики, комментировал выступления финских фашистских деятелей, разоблачал геббельсовскую пропаганду.

900 ДНЕЙ И НОЧЕЙ: «ГОВОРИТ ЛЕНИНГРАД…»

Он вымочил и выварил этот брикет, получив студенистую массу. Как повар сам снял первую пробу, но варево имело такой отвратительный вкус, что никто не решился его есть. Вечером у техника обнаружились все признаки отравления, и только чудо, молодость организма, а возможно, и пустой желудок не привели к тяжёлым последствиям. Надо сказать, что в то время у нас никто ничем не болел, кроме дистрофии и цинги. Все довоенные болезни куда-то пропали.

Говорит Ленинград...
Кто знает, кто это девочка и как сложилась её судьба? — напишите нам!

900 ДНЕЙ И НОЧЕЙ: «ГОВОРИТ ЛЕНИНГРАД…»

Стрелка часов остановилась на восьмёрке, вспыхнули сигнальные лампы, и одновременно раздался мощный залп, в небо полетели тысячи разноцветных ракет, по площади разнеслось громогласное «ура!» — это ликовали ленинградцы, собравшиеся на Марсовом поле.
В момент, когда раздался залп, всем нам, кто стоял на балконе, вдруг что-то обрушилось на головы, шапки-ушанки смягчили удар, а вот Коптеву, который по случаю салюта, несмотря на мороз, надел фуражку, досталось сильно. Оказалось, что от мощной звуковой волны с потолка балкона отвалилась отсыревшая штукатурка. Белые от осевшей пыли, мы смеялись над испугом друг друга, а Блюмберг продолжал вести репортаж.—

900 ДНЕЙ И НОЧЕЙ: «ГОВОРИТ ЛЕНИНГРАД…»

Музыкальная редакция радио с наступлением весны сорок второго года значительно активизировала свою деятельность. Резко увеличилось число трансляций с выездных концертов из воинских частей, госпиталей, с предприятий. Каждый приезд творческих бригад был для зрителей настоящим праздником.—

ГАНЗЕЙСКИЙ СОЮЗ

Как появилось название «Ганза», точно не известно. Среди историков существует как минимум две версии. Одни считают, что Ганза — готское название и означает «толпа или группа товарищей», другие полагают, что в основе лежит средненижненемецкое слово, переводимое как «союз или товарищество». В любом случае, идея названия подразумевала некое «единение» ради общих целей.
Историю Ганзы можно отсчитывать с закладки в 1158 (или, по другим источникам, — в 1143) году балтийского города Любека. Впоследствии именно он станет столицей союза и символом могущества германских купцов. До основания города эти земли в течение трёх веков были зоной влияния норманнских пиратов, контролировавших все побережье этой части Европы. Ещё долго об их былой силе напоминали лёгкие беспалубные скандинавские ладьи, конструкции которых германские купцы переняли и приспособили для перевозки товаров. Их вместимость была невелика, зато манёвренность и скорость вполне устраивали торговцев-мореплавателей вплоть до XIV века, когда им на смену пришли более тяжеловесные многопалубные суда, способные перевозить гораздо больше товаров.
Союз ганзейских купцов сложился не сразу. Этому предшествовали многие десятилетия осмысления необходимости соединения их усилий ради общей пользы. Ганзейский союз был первым в истории Европы торгово-экономическим объединением. К моменту его образования на побережье северных морей насчитывалось свыше трёх тысяч торговых центров. Маломощные купеческие гильдии каждого из городов не могли в одиночку создать условия для безопасной торговли. В раздираемой междоусобными войнами раздробленной Германии, где князья для пополнения своей казны не гнушались промышлять обычным разбоем и грабежом, положение купца было малозавидным. В самом городе он был свободен и уважаем. Его интересы защищала местная купеческая гильдия, здесь он всегда мог найти поддержку в лице своих земляков. Но, выйдя за городской оборонительный ров, купец оставался один на один со многими трудностями, которые встречались ему на пути.

НЮРНБЕРГ. ТАЙНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Продолжение
Сверх того, он подготовил операцию, которая для своей эпохи явилась революционной. Седьмая дивизия, отборная часть, составленная из фанатиков гитлеровцев, должна была при начале наступления, быть высажена в качестве воздушного десанта у Гента, в центре расположения франко-англо-бельгийских войск. Она должна была овладеть городом, образовать там центр сопротивления и вызвать расстройство и дезорганизацию вражеских сил. До той поры парашютисты были использованы только в Польше и притом только малыми группами. Гитлер рассчитывал на неожиданный эффект, произведённый появлением целой дивизии, падающей с неба. Расчёт был правилен. Французское командование никогда ещё не стояло перед подобным явлением и в таких размерах.
Но план Гитлера устрашил в первую очередь германских генералов.

НЮРНБЕРГ. ТАЙНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Продолжение
Раймонд Картье, известный французский публицист, выпускник юридического факультета Парижского университета, но всю свою жизнь он посвятил журналистикеЭвакуация Дюнкирхена была поразительной удачей. На один истребитель было взято до 2000 человек и подчас англичане брали с собой и французов. Правда, из всего своего снаряжения они могли захватить с собою только пистолеты. Я никогда ещё не видел такого количества оружия, автомобилей, горючего и т. д. как в Дюнкирхене».
Гитлер ещё раз поплатился за своё нетерпение. Он слишком рано счёл битву на севере Франции оконченной и преждевременно повернул свои главные силы на юг для прорыва слабого фронта, который генерал Вейган успел наскоро создать на Сомме и Эне. 26 мая, когда англо-французские силы оказывали у Калэ отчаянное сопротивление, чтобы прикрыть эвакуацию Дюнкирхена, Гитлер назначил новое наступление на 31-е. Отсрочка на 5 дней вызывалась необходимостью привести в порядок танковые части, расстроенные непрерывными походами и боями в течении трёх недель.
Несмотря на все, победа была блестяща и решительна.
«Передвижения, — говорит Кайтель, — были так хорошо рассчитаны и организованы, что по прибытии в Аббевилль, наши танковые дивизии ещё имели запасы горючего».
И Иодль добавляет:
«Как солдат, я никогда, не принимал в расчёт внутренние затруднения, которые могли бы ослабить Францию и был не мало удивлен слабым сопротивлением французской армии».

 

 

ПОЧЕМУ ГИТЛЕР НЕ ВЫСАДИЛСЯ В АНГЛИИ И НЕ ВЗЯЛ ГИБРАЛТАРА?

Этот пункт всегда вызывал удивление: почему Гитлер, после своей победы в Дюнкирхене, не высадился в Англии?
Англия не имела никакой сухопутной обороны. Она послала во Францию в начале войны все силы, какими располагала. Гитлер рассчитывал, что Англия пошлёт на континент максимум три дивизии. В мае 1940 г. их было там уже десять.
Утверждать, будто Англия недостаточно помогала Франции — было бы клеветой и извращением фактов. ещё после Дюнкирхена Англия совершила непростительную неосторожность, послав за Ла-Манш своё последнее танковое соединение — бригаду лёгких танков, которая была выгружена в устье Сены и погибла без малейшей пользы в безнадёжной битве.

НЮРНБЕРГ. ТАЙНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Продолжение
Тем не менее, мы не можем быть уверены в фальши Рудольфа Гесса. Он не был военным и не имел доступа к документам ОКВ. Фаворит, первый адъютант Гитлера, он был, несомненно, в курсе его общих идей, но, вероятно, даже почти, наверное, не был посвящён в детали его планов. То, что я выше отметил об особенностях разделения власти при Гитлере, делает весьма правдоподобным предположение, что человек в ранге Гесса не был посвящён в проект, о котором Гитлер неоднократно повторял, что он явится величайшим сюрпризом для истории и до последнего дня он должен быть покрыт глубочайшей тайной.
— А Италия? — спросил М. Керкпатрик, — известны ли вам её требования?
— Нет.
— Это, однако, важно.
— Я не думаю, чтобы требования Италии были чрезмерными.
— Итальянцы не могут похвалиться успехами.
— Может быть. Но они оказали нам крупные услуги и, в конце концов. в 1919 г. вы довольно щедро вознаградили Румынию, которая тоже была бита.
Разговор продолжался два часа с четвертью. М. Керкпатрик нашёл, что этого достаточно. «Я счёл, — говорит он не без юмора, — что дальнейший разговор бесполезен и только лишил бы нас завтрака». Он поднялся и направился к двери.
Нюрнберг. В этом древнем и красивом городе Германии были осуждены почти все палачи гитлеровской Германии

НЮРНБЕРГ. ТАЙНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Продолжение
Молотов приехал 10 ноября. Официально Германия и Россия были ещё добрыми друзьями. Приём советского министра был обставлен с одной стороны военной показной пышностью, с другой — тем несколько грубоватым радушием, которое так характерно для церемоний тоталитарных держав. Сохранилась фотография: Риббентроп весело хохочет, а молотов со своим непроницаемо лукавым лицом протягивает ладони, как будто говорит: «Вот видите, я ничего не взял».
Германские дипломатические документы заявляют, что результат поездки Молотова был удовлетворительный. «СССР, — говорит документ А. 15.199, — по-видимому склонен примкнуть к тройственному пакту после улажения нескольких вопросов, перечень которых следует».
Вот эти вопросы:
В вопросе Финляндии Молотов осторожно нащупывал почву. Германия отказалась допустить простую аннексию всей страны Советским Союзом, но выразила готовность сделать кое-какие уступки.
Молотов был посвящён в проект действий против Греции для поддержания Италии. Он согласился. Со своей стороны он потребовал признания советских интересов в Болгарии, аналогичных германским интересам в Румынии. Немцы не возражали.
По поводу проливов немцы заявили, что они вполне понимают стремление России стать там твёрдой ногой и они вовсе не отстаивают господства Турции над Дарданеллами; равным образом они поддерживают притязания России на район Карса и соглашаются оказать общее давление на Турцию.
Наконец немцы заявили, что они не заинтересованы в Персии, а русские выразили готовность уладить свои недоразумения с японцами.
В общем это было почти соглашение. Две агрессивные державы ещё находили достаточное поле для мирных захватов, откладывая свою схватку на будущее время. Тот, кто брал бы этот документ буквально, нашёл бы в нем больше шансов на мир, чем на войну.
Однако это была лишь официальная, так сказать поверхностная истина. Подлинную, глубинную истину мы найдём в том впечатлении, которое приезд Молотова оставил в душе Адольфа Гитлера. Историческую реальность гораздо вернее передают живые свидетели, чем документы.

НЮРНБЕРГ. ТАЙНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Продолжение
Раймонд Картье, известный французский публицист, выпускник юридического факультета Парижского университета, но всю свою жизнь он посвятил журналистикеНет ничего более драматического в военной истории, чем этот страшный удар мороза по движущейся армии. Германская армия была одета в свои обычные шинели и сапоги и не имела к этому ничего, кроме шарфа на шею и перчаток. В тылу армии все паровозы замёрзли. На фронте орудия и ручное оружие отказывались служить. По словам генерала Шалля, танковые моторы приходилось целыми часами разогревать, чтобы пустить их в ход.
Русские солдаты были одеты в полушубки и валенки и имели все необходимые средства против замерзания оружия. И тем не менее они тоже страдали… Контратака, предпринятая ими 7 декабря, не имела успеха несмотря на то, что германская армия была заморожена. Гитлер, находившийся в Восточной Пруссии, в сотнях километров от поля битвы, приказал возобновить движение на Москву.
«12 или 14 декабря, — рассказывает Гудериан, — я отправился к Браухичу. Я был в подавленном состоянии. Умолял его поставить фюрера в известность о подлинном состоянии армии. Браухич обещал, но у меня создалось впечатление, что он впал в немилость и что ему было просто невозможно передать мои сообщения Гитлеру.
16 декабря я просил генерала Шмундта, первого адъютанта фюрера, навестить меня в моей главной квартире в Орле. Шмундт был поклонником Гитлера, но честным и добросовестным человеком. Я сказал ему всю правду и мне удалось его убедить. Он взял телефонную трубку и несколько раз пытался соединиться с Гитлером. Но расстояние было слишком велико и линии были в плохом состоянии. Разговор не мог состояться.
Тогда я решил сам отправиться к Гитлеру. Я был одним из немногих генералов, которые могли себе позволить такую смелость. Гитлер несколько раз давал мне аудиенции, и он меня всегда выслушивал, даже когда и не следовал моим советам.
Я отправился самолётом в Восточную Пруссию в страшный холод и прибыл туда 20 декабря. У меня было с фюрером три разговора, которые длились в общем пять часов. Я описал ему состояние армии перед Москвой и пытался убедить его, что армии не в состоянии сделать то усилие, которое от них требовалось. Я ему сказал, что мы стоим перед разгромом, не от неприятеля, но от холода. Я убеждал его отменить наступление, очистить занятую территорию, ибо мы не могли её удержать, и отвести войска на зимние квартиры, обратив танки в блокгаузы. Я уверял его, что это единственный способ спасти армию и обещал ему, что мы возьмём Москву весной.


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)